• пн-пт, 10:00 до 19:00

Анализ госполитики в сфере образования перемещенных лиц, в контексте международной практики

Человечество возникло в ходе миграций и перемещений. Но со временем, накопив опыт и научившись его передавать через речь, а затем письменность – появилась необходимость в организованных структурах и организациях образования. С каждым веком, накапливая больше знаний, люди стали их углублять по специализациям. Для этого стали необходимы уже профессиональные педагоги по разным предметам, а затем и разно уровневое образование. Оно дает возможность человеку быть частью социума и быть конкурентоспособным в принципе.

Если в силу определенных обстоятельств ребенок не может получить хотя бы базовое среднее образование – это изначально ставит его в зависимое и худшее положение на всю оставшуюся жизнь. Всемирный доклад по мониторингу образования за 2019 г. является первым, где содержится углубленный анализ этих вопросов по всем регионам мира.

Выход этого доклада актуален, как никогда, так как он пришелся на тот момент, когда международное сообщество завершает подготовку двух важных международных пактов: Глобального договора о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции и Глобального договора о беженцах.

Мигранты, беженцы и внутренне перемещенные лица относятся к числу наиболее незащищенных людей в мире и включают жителей трущоб, сезонных мигрантов, ищущих возможность для заработка, и детей, задержанных за нарушение иммиграционных правил. При этом зачастую им откровенно отказывают в возможности поступления в школу, которая могла бы обеспечить им безопасную среду и дать надежду на лучшее будущее. Дети, возвращающиеся из зон военных конфликтов соответственно являются перемещенными лицами.

Безразличие к образованию мигрантов ведет к тому, что многие возможности в области человеческого потенциала оказываются упущенными. Подчас проблемы с оформлением документов, отсутствие данных или бюрократизированные и нескоординированные системы становятся причиной того, что многие люди не могут преодолеть административные препоны. Тем не менее, инвестирование в образование одаренных и мотивированных мигрантов и беженцев способно активизировать развитие и экономический рост, причем не только в принимающих их странах, но и странах их происхождения.

Предоставления возможностей для образования самого по себе недостаточно. Школьная среда должна быть адаптирована к задачам удовлетворения конкретных потребностей тех, кто мигрировал или является перемещенным лицом. Их поступление в те же школы, где обучается обычные граждане принимающей страны, служит первым шагом к социальной сплоченности. Однако характер и язык преподавания, а также дискриминация могут их отпугнуть.

 

Удовлетворение образовательных и других потребностей мигрирующего, перемещенного и принимающего населения на местном, национальном и международном уровнях требует мобилизации ресурсов и координации деятельности. Мир движется в этом направлении.

В сентябре 2016 г. 193 государства – члена ООН подписали Нью-Йоркскую декларацию о беженцах и мигрантах, которая направлена на укрепление и доработку механизмов, устанавливающих общую ответственность, и которая положила начало процессам подготовки двух глобальных договоров, касающихся, соответственно, мигрантов и беженцев.

Предоставление образования перемещенным лицам требует дополнительной поддержки для оказания им помощи в вопросах адаптации к новой среде и жизни в условиях продолжительного пребывания в положении таких лиц. Право на образование беженцев в принимающих странах гарантируется Конвенцией Организации Объединенных Наций о статусе беженцев (1951 г.), однако Глобальный договор о беженцах направлен на то, чтобы придать этому обязательству новый импульс.

В заключительном проекте образованию посвящены два пункта, в которых основное внимание сосредоточено на финансировании и его использовании в поддержку конкретной политики. В документе четко указана необходимость в разработке национальной политики в области инклюзивности.

Образовательная политика может содействовать доступу детей-мигрантов к школьному образованию

Программы для детей младшего возраста, программы языкового обучения и стратегии противодействия разделению детей на потоки, селективности и сегрегации являются ключом к расширению доступа к образованию. Охват иммигрантов программами для детей младшего возраста закладывает важную основу. Показатель навыков чтения у 15-летних иммигрантов, получивших дошкольное образование, в среднем был выше на значение, соответствующее более чем одному году школьного обучения. Доступ иммигрантов, не имеющих документов, к программам для детей младшего возраста может быть связан с трудностями: в Соединенных Штатах охват дошкольным образованием не имеющих документов детей в возрасте трех-четырех лет был ниже, чем охват иммигрантов, располагающих документами, и местных жителей

 Плохое владение языком затрудняет образование, препятствуя социализации, установлению отношений и формированию чувства принадлежности, а также увеличивая риск дискриминации. В 2012 г. в 23 странах с высоким доходом на дополнительных внешкольных курсах по овладению грамотностью занимались 53% малограмотных учащихся –иммигрантов в первом поколении. Продолжительность обучения в подготовительном классе составляет от одного года в Бельгии, Литве и Франции до четырех лет в Греции. В Германии в «принимающих классах» ведется отдельное интенсивное преподавание языка для учащихся иностранного происхождения. В регионах Испании используется, как правило, одна из следующих трех моделей:

  • временные классы с неполным учебным днем,
  • классы с обучением «методом погружения»
  • межкультурные классы, где не только преподается язык, но и устанавливаются связи между семьями и школами.

Правительствам следует избегать раздельного школьного обучения на протяжении долгого времени, поскольку оно может вести к усугублению пробелов и обездоленности. Ранняя селекция учащихся в соответствии с их способностями, как правило, ставит учеников-иммигрантов в невыгодное положение, подрывая их возможности и усиливая неравенство и зависимость результатов обучения от их социальной среды. В Италии в высшие учебные заведения поступили 59% иммигрантов, окончивших общеобразовательную среднюю школу, тогда как среди выпускников профессиональных училищ этот показатель составлял 33% и среди выпускников технических училищ – 13%.

Учащиеся-иммигранты, как правило, проживают в пригородах и учатся в школах с более низкими академическими стандартами и уровнями эффективности. Сегрегация усугубляется тем, что местные учащиеся переезжают в более зажиточные кварталы. В Соединенном Королевстве учащиеся-иммигранты чаще посещают школы, где учатся представители обездоленных кругов местного населения. Доля иммигрантов также может отрицательно повлиять на итоги обучения обездоленных местных учащихся. В Норвегии увеличение доли иммигрантов в школе на 10 процентных пунктов было связано с повышением коэффициента отсева местных учащихся на 3%.

Национальные системы образования должны обеспечивать охват беженцев
Рефлекторная реакция большинства правительств, сталкивающихся с кризисом, состоит в предоставлении образования беженцам в рамках той или иной параллельной системы. Однако сложился консенсус относительно нестабильного характера такого подхода. Перемещение часто затягивается, в параллельных системах не хватает квалифицированных учителей, а результаты экзаменов не сертифицируются. Существует опасность того, что финансирование будет прекращено без предварительного уведомления.
Глобальная стратегия УВКБ ООН в области образования на 2012–2016 гг. впервые содержит обращенный к странам настоятельный призыв предоставлять детям беженцев доступ к аккредитованным и сертифицированным учебным заведениям, чтобы их образование имело целостный характер. Цель состоит в том, чтобы обеспечить всестороннее включение беженцев в национальные системы образования и их обучение в одном классе с детьми принимающей страны после непродолжительных занятий в классе для отстающих, если это потребуется для их подготовки к поступлению в класс, соответствующий их возрасту. Однако степень охвата беженцев зависит от общей ситуации, связанной с перемещением. Географические и исторические факторы, наличие средств и потенциал системы сказываются на динамике такого охвата.

 НА ПУТИ ОХВАТА БЕЖЕНЦЕВ НАДО ПРЕОДОЛЕТЬ РЯД ПРЕПЯТСТВИЙ
Трудности, связанные с охватом беженцев образованием, наиболее остро ощущаются в ситуациях, когда слабый потенциал сопровождается настоятельной потребностью в обеспечении координации и планирования. Планы должны учитывать наличие широкого круга проблем, от отсутствия документов у беженцев до их ограниченных языковых возможностей, от перерывов в образовательном цикле до нищеты.

Международный институт планирования образования ЮНЕСКО разработал руководство по планированию переходных мер в области образования, сосредоточенных на наиболее насущных потребностях беженцев и ВПЛ и обеспечении их охвата.
В 2013 г. Чад стал первой страной, разработавшей такой план. В 2018 г. правительство преобразовало 108 школ в 19 лагерях и центрах беженцев в обычные государственные школы.

Доступ к национальным системам образования часто затрудняет отсутствие документов у беженцев.

В Иордании для поступления в школу беженцы должны были иметь «сервисную карту», а для ее получения требовалось свидетельство о рождении. Однако в конце 2016 г. Иордания начала предоставлять возможность поступления в государственные школы детям без сервисных карт. Еще одним препятствием является незнание языка принимающей страны. В Руанде беженцы из Бурунди проходят всеобъемлющий ознакомительный учебный курс и получают возможность для поступления в государственную школу, овладев английским языков на надлежащем уровне. Подготовительные классы, как они организованы в Германии, могут быть полезны, но их большая продолжительность может мешать вхождению беженцев в систему образования. Знание языка требует от беженцев владения навыками не только устной речи, но и невербальных форм коммуникации, освоить которые они могут только путем общения с принимающими сообществами.

Для содействия перемещенным детям в поступлении или возвращении в школу в рамках системы образования необходимы программы разных видов – вспомогательные, корректирующие, для отстающих, а также ускоренные. Норвежский совет по оказанию помощи беженцам ведет в лагере Дадааб в Кении осуществление ускоренной четырехлетней программы обучения, в которой в сжатом виде представлена восьмилетняя учебная программа Кении и предусматривается начало и прекращение обучения на различных этапах. Благодаря этой программе расширился доступ к образованию мальчиков и, в меньшей степени, девочек. В идеальном случае такие программы должно осуществлять правительство, включая их в планы сектора образования.

Казахстан не стал исключением. Кроме мигрантов и перемещенных лиц, в нашей стране есть целая группа детей, чьи родители по разным причинам оказались в зонах военных конфликтов, а затем они были репатриированы в Казахстан. У этих детей, прошедших через горнило войны есть все трудности, свойственные другим перемещенным лицам: проблемы с документами, другая языковая и иная среда, тревожности и различные психологические девиации.

В настоящий момент при содействии европейского Союза казахстанскими специалистами, разрабатывается методика по обучению таких детей, для организаций образования. Она позволит учесть многие моменты и станет рабочим инструментом для улучшения ситуации с образованием детей из зон военных конфликтов, прибывших в Казахстан.

«Данное запись была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание видео/фильма/программы/записи является предметом ответственности Eurasian Expert Council и не отражает точку зрения Европейского Союза».

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Вы можете использовать эти <сокр название="хтмл">в HTML</сокр> теги и атрибуты:

*

[contact-form-7 id=”61″ title=”Contact form 1″]

×

×
X